Главная \ Новости \ Как обойти еврейское кладбище

Как обойти еврейское кладбище

ЗакС принял в первом чтении поправки в Генплан, согласно которым магистраль в Колпино пройдет через Преображенское еврейское кладбище. Вице-губернатор Албин пообещал в будущем вычеркнуть эту развязку, а комитет намерен подумать об эстакаде над некрополем или тоннеле. Пока эксперты ясно видят на существующих чертежах, что трасса есть. И даже если поднимать над некрополем путепровод, опоры все равно придется вбивать в занятую покойными землю.

Преображенское еврейское кладбище открыли в 1875 году. Сама по себе эта территория в 27 гектаров в Невском районе не относится к объектам культурного наследия. Статус памятника носит лишь Дом омовения. Кроме того, здесь находятся две братские могилы: моряков Балтийского флота, погибших в Великую Отечественную войну, и ленинградцев — жертв блокады. Схема магистрали, которая соединила бы центр Петербурга с Колпино через проспект Александровской фермы, появилась в действующем Генплане 2005 года по наследству от советских проектировщиков. В таком виде она и перешла в новый проект закона, принятый сегодня, 24 мая, депутатами ЗакСа в первом чтении.

От планов по строительству город не собирается отказываться. Как стало известно «Фонтанке», вечером 23 мая глава комитета по градостроительству и архитектуре Владимир Григорьев провел закрытое совещание. Приглашены были директор Института Генплана Юрий Бакей, представители КРТИ, глава Еврейской общины Марк Грубарг, члены городского правительства и депутаты ЗакСа.

«Пообещали закрыть вопрос. Никакой дороги здесь не будет, КРТИ дало гарантии, что будут обсуждаться виадук или тоннель, которые ни в коем случае не заденут кладбища, не приблизятся даже на метр», — рассказал один из участников встречи.

В комитете подтвердили, что на сегодняшний день рассматриваются оба варианта – и тоннель, и виадук. Но окончательное решение будет приниматься не раньше 2019 года: только когда дело дойдет до разработки проекта планировки линейного объекта и проектной документации. В Смольном также уточнили, что общая длина трассы превысит 16 км, а через кладбище «под землей или по воздуху» пройдет около 700 метров дороги.

Первыми усомнились в чистоте помыслов дорожников местные жители. На прошедших в марте публичных слушаниях редактор сообщества «Новости Купчино» Павел Швец попросил отменить застройку. По его словам, представители администрации не ответили ни на один вопрос по схеме и только пообещали «найти техническое решение» в будущем.

«Нам говорили, что это просто линии на чертеже, а не обязательно дорога. Но не бывает линий в отрыве от реальности, кладбище вплотную примыкает к ветке железной дороги, и даже в случае постройки виадука им придется ставить опоры на могилах. И на всё это мы услышали, что такие детали к Генплану отношения не имеют», — возмущается Швец. Его предложение исключить проект строительства на публичных слушаниях проигнорировали.

18 мая на слушаниях Генплана в комиссии по городскому хозяйству не услышали конкретики по схемам дороги и парламентарии. Первым выступал по этому вопросу единоросс Андрей Анохин, который заявил, что виадук — только прикрытие для «запуска трассы по могилам». Эту точку зрения разделили члены комиссии Борис Вишневский и Алексей Ковалев, также решившие подготовить свои поправки против дорожных амбиций. Позже к обсуждению подключился депутат Госдумы Виталий Милонов, который попросил губернатора провести проверку.

Сегодня при обсуждении в ЗакСе вице-спикер Вячеслав Макаров процитировал философа Шарля де Монтескьё: законы пишутся для «людей обычных». «Главное требование к языку закона – его понятность гражданам, а не юристу. И когда мы сейчас смотрим на эти графики – видим эти кружки, обозначения строительства дороги на зонах, где строительство дорог и развязок невозможно», – отметил он. Комиссию по градхозяйству попросили совместно со специалистами из КГА поправить графики приложений и редакцию условных обозначений.

«Без этих правок как мы будем во втором чтении это рассматривать?» – риторически спросил он коллег.

Вице-губернатор Игорь Албин был настроен радикальнее, поручив профильному комитету «подумать еще раз».

«Не нужна нам развязка, пока есть такие баталии, не будем ее там строить в составе этого Генплана», – сказал он. Пожелание чиновника должно найти свое отражение в поправках ко второму чтению главного градостроительного закона Петербурга.

Смольный наивно пытается доказать, что мост с дорогой повиснет над кладбищем и никак его не заденет, но правильное чтение карты говорит само за себя, объясняет глава Центра экспертиз «Эком» Александр Карпов.

«На схеме линия обозначает дорогу, круг — означает развязку. Виадук был бы обозначен многоножкой. На самом деле власти не знают, как построить его здесь», — говорит он. Дело в том, что второй уровень, на который ссылаются чиновники, уже занят виадуком моста через проспект Александровской фермы.

«И в его створе стоит опора. То есть надо крутить развязку — но места под нее физически нет», — уточняет Карпов. Теперь же вместо ликвидации невыполнимой «болячки» составители Генплана, по его словам, идут на «агрессивное сопротивление» и отказываются обсуждать альтернативы.

С ним соглашается эксперт по транспорту института «Урбаника» Илья Резников. В далеком советском прошлом вдоль Еврейского кладбища еще можно было безболезненно проложить магистраль, говорит он. Но с той поры изменились слишком многие обстоятельства. «До расширения железнодорожной станции Московская-Сортировочная место и смысл дороги еще оставались. А сейчас мало того, что КАД проходит над ж/д-дорогой, так в Обухово построили пересадочный комплекс с надземным пешеходным переходом, что не оставляет свободного пространства», — считает специалист. С другой стороны, продолжает он, на проспекте Александровской фермы построили вантовый путепровод: над ним трассу проводить слишком высоко, а под ним опять-таки нет места. Резников также сравнил эту историю с идеей пробивки Новоизмайловского проспекта через бывшее Митрофаниевское кладбище. В 2014 году в Смольном, после нескольких лет протестов и судов с общественниками, проект трассы отменили из-за дороговизны.

Застройку на территории некрополей в России запрещает федеральный закон «О погребении и похоронном деле». Места погребения не подлежат сносу и могут быть перенесены только в случае угрозы постоянных затоплений, оползней, после землетрясений и других стихийных бедствий, говорится в документе. Но законные требования застройщик может при желании обойти, считает юрист в сфере похоронного дела Александр Лашер. «Земля на этом кладбище не сформирована как объект недвижимости, это просто площадь. Земельный участок — это совокупность линий, образующих точку координат. Там ничего этого нет по кадастровой карте, что дает полное право на распоряжение в любых целях», — говорит он. И тут же добавляет: стройки здесь почти наверняка не будет, что «публично православный губернатор» отменит нашумевший проект в последний момент.

Четыре участка, которые может занять дорога, — довольно значительная территория, уточняет директор кладбища Аркадий Масенжник. «Снос могил будет неизбежен, а это акт вандализма, не укладывается в голове. И к нам никто даже не обращался, не предупреждал», — сетует он. Особенно оскорбительным Масенжнику кажется «компромиссный» вариант трассы над некрополем, поскольку похоронные обряды и ритуалы поминовения в иудаизме требуют почтительной тишины.

Более спокойную и выжидательную позицию заняли в Большой хоральной синагоге. После публикации "Фонтанки" председатель Еврейской общины Петербурга Марк Грубарг обсудил ситуацию с городской администрацией. «Мы получили заверения, что речь не идет о том, что дорога затронет кладбище. Могу вас заверить, что мы как община и лично я сделаем все для того, чтобы ничто не оскорбляло память наших предков», — прокомментировал религиозный деятель.

История должна была окончательно научить сынов израилевых с опаской относиться к успокоительным обещаниям властей, отмечает руководитель Петербургской еврейской мессианской общины Андрей Вдов. В качестве печального примера пренебрежения памятью предков он приводит застройку еврейского кладбища в южноосетинском городе Цхинвал, свидетелем которой он был. «В начале 80-х осетины на месте некрополя построили школу со стадионом. И тогда местные евреи говорили им, что кладбище — святая земля, а кощунственная стройка повлечет проклятья на это место, — рассказывает Вдов. — И так случилось, что при конфликте Грузии с Южной Осетией 1989 – 1992 гг. именно на территории школьного стадиона похоронили молодых жертв вооруженных столкновений».

«Между „обещать« и „пересчитать« — две большие разницы», — отреагировал на последние новости одесской присказкой Аркадий Масенжник. Директор кладбища настаивает, что трасса в любом виде уничтожит здешнюю особую атмосферу. Пользуясь случаем, он пригласил петербуржцев на экскурсию по некрополю в воскресенье, 29 мая. «Здесь вы всё и поймете, — пообещал он. — Может быть».

Айгуль Абдуллина

Справка:

Проект 16-километровой трассы от Обводного канала до Колпино должен был решить массу транспортных проблем. Независимые транспортные эксперты соглашаются, - магистраль полезна в условиях постоянно растущего трафика и застройки района.

Она призвана стать дублером дороги в Колпино по проспекту Обуховской обороны, которую невозможно расширить. Однако критики проекта отмечают, что в Генплане есть также предложение по строительству Обуховской набережной вдоль реки Невы, параллельно одноименному проспекту. При реализации этого плана острая необходимость в аналоге вдоль железной дороги отпадает, но появляется препятствие в виде пересечения железнодорожного полотна.

ссылка на источник
Теги строительство